играть в автоматы книжка

играть в автоматы книжкаПосвящается моим сыновьям Андрею и Адриану-Артуру Окуловым «… — Вы же рассказывали, что Ланселот привез их в Бабушкин Приют на автобусе? — Автобус кое-как дополз до Бабушкино го острова и там сломался окончательно. — Ну эту беду дядя Леша разведет своими золотыми ручками. — усмехнулся Леонардо, вспомнив «ручки» дяди Леши — темные, в каменных мозолях, со вздутыми от многолетней работы на холоде суставами и обломанными ногтями с несмываемыми черными каемками. А еще вот что: выбери среди тех, кто останется, самого надежного человека и передай ему вот это мое письмо. — Дорогая моя мать Наталья, догадываюсь, о чем вы хлопочете — о книгах из дедушкиной библиотеки. Накануне отъезда Леонардо явился после разговора с дядей Лешей и застал Сандру задумчиво сидящей у окна. Он ведь расползается прямо на глазах, — сказала Сандра. Интересно, сколько сейчас градусов ниже нуля, если даже в машине так холодно? Вся площадь вокруг дома была усеяна черно-серыми тушками мертвых и замерзших ворон. — Ну что ты, быть того не может, — ответил Леонардо и снова посигналил. — спросил Леонардо, когда они подъехали к указателю с надписью «Вилла Корти». И знаешь, лучше нам вообще не ночевать в Бергамо, а сразу поворачивать назад: будем вести машину и спать по очереди. — А земля покрыта весенними цветами, и над ними порхают птицы, бабочки и дети. Леонардо нашел припрятанный ключ и отпер висячий замок. Ты был кротчайшим и учтивейшим мужем, когда-либо садившимся за стол вместе с дамами, а для смертельного врага — суровейшим противником, когда-либо сжимавшим в руке копье». — Знаешь, я не захватил с собой книжечку японской поэзии, ты уж прости, птичка. Сэр Ланселот остановился, секунду-другую подумал, а затем нараспев произнес: Рыцарю меч не скрестить с мечом самурая, но песня кукушки тоску на обоих наводит. Ланселот засмеялся, помахал рукой в сторону опушки и зашагал дальше. — Заканчивайте поскорее мельницу, — продолжала Матушка, — и на Рождество поедете с Богом в Бабушкин Приют. Скажи, пусть носит его с собой и не открывает раньше срока. — А почему вы решили, Матушка, что отец Иаков не захочет сразу поехать в Долину со своими детьми? Мы привезем русские книги, но только если будет место! — Не знаю, — сказал Леонардо, — у нас нет градусника. Первое, что они увидели, когда подъехали в сумерках к Бабушкиному Приюту, был дым, столбами поднимавшийся из обеих труб в холодное небо. Через минуту на крыльцо вышел незнакомый супругам Бенси человек, грузный, высокий и до самых глаз заросший черной бородой. — Уже темнеет, а на фабрике нет света, мы не сможем выбрать книги. — Не лучше ли в таком случае заехать на фабрику прямо сейчас? Они свернули на дорогу, по краям которой стояли мертвые рыжие деревья, некогда вечнозеленые пинии и кипарисы. Внутри Сандра сразу же увидела макаронный агрегат и подошла к нему. — Вот здесь я тебя впервые увидела, мио Леонардо, за этим самым пультом. Я сидел, тянул макароны, гулял в Реальности и ждал тебя, кара Сандра. Расставив ноги и скрестив руки на груди, в дверях стоял Ромео ди Корти-младший. Мэлори, «Смерть Артура», слово сэра Эктора о сэре Ланселоте «Куда пойду от духа Твоего и от лица Твоего куда убегу? И до чего же хорошо было вот так шагать и шагать по дороге, дыша свежим утренним воздухом, любуясь весенними холмами, переходя по замшелым каменным мостикам речушки с быстро бегущей чистой водой. Сэр Ланселот Озерный всем сердцем любил эту страну, где страстью зовется тяга к подвигам, одержимостью — любовь к приключениям, а бахвальство и лень — наихудшие из встречающихся пороков; страну, в которой при слове «любовь» на ум приходят баллады, а при крике «Тревога! В этом конвертике карта и указания, как добраться до нас. — Как хорошо, что в Бабушкином Приюте теперь действует паровое отопление, — заметила Сандра. Ворота они нашли запертыми, а все ставни на окнах были опущены. Идем сразу на склад, не будем терять время на воспоминания. Макарон на складе не было, но книги они увидели сразу. — в ужасе воскликнул Леонардо — Нет, Бенси, ты ошибся. Сандра подобрала с пола какую-то книгу, отвернулась и стала ее листать. Взойду ли на небо — Ты там, сойду ли в преисподнюю — там Ты. Сэр Ланселот Озерный шагал по дороге, идущей в обход Драконьего леса в замок Камелот. » — мысль о драконе из соседнего леса; страну, где волшебника Мерлина считают хорошим врачом и никудышным пророком, ибо нередко пророчит дурное, а кто же любит такие пророчества? Только они уже не были уложены в макаронные коробки и обернуты пластиком, как раньше, когда Леонардо приезжал с дядей Лешей за жерновами, а валялись по всему складу; многие книги были без переплетов, всюду белели варварски выдранные страницы. Возьму ли крылья зари и преселюсь на край моря, — и там рука Твоя поведет меня и удержит меня десница Твоя». По краю дороги росли столетние дубы, а вымощена она была еще римлянами, в древнем Логрисе было немало таких дорог. Страну, в которой камины и печи топят дровами, где даже простые крестьяне едят настоящие овощи, хлеб и мясо, пьют молоко и носят одежду из холстины, сукна и льна… Показалось ему, или он в самом деле уловил боковым зрением мелькнувшее на холме крутое белое облачко? А на вашего упрямого друга Ланселота у нас найдется мать Евдокия.

Над головой у сэра Ланселота пел жаворонок, в лесу ворковали горлинки, по заросшим травою обочинам звенели кузнечики. Дорога шла через поля и верещатники, огибала холмы-курганы с редкими большими деревьями на вершинах, ненадолго забегала в лес и снова выходила под открытое небо. Вон на том горделивом холме, увенчанном короной из семи изумрудных елей, не Индрик ли это там, за желтым утесником, за темным остролистом? Сандра достала из-под подушки и показала ему небольшую коробку в яркой упаковке. — Жить с тобой становится все труднее и труднее, Сандра. — Ты делаешь то же, что я, но всегда по чему-то чуточку лучше, а это, знаешь ли, обидно. — Как это можно православных детей подвергать исцелению Антихриста? Стоял апрель, лес был зелен и прозрачен, вереск лилово-розов, по склонам холмов добрые крестьяне уже раскинули на просушку разноцветные полотнища полей, обочины дороги пестрели наивными весенними цветочками. Сэр Ланселот сошел с дороги и начал осторожно подниматься на холм, туда, где мелькнула белоснежная тень. Еще разок вдохнув горьковатый аромат цветущего терновника, сэр Ланселот развернулся, откинул за спину зеленый замшевый плащ и легкими длинными прыжками спустился с холма на дорогу. На другой день на рассвете супруги Бенси загрузили джип, простились со всеми и покинули Бабушкин Приют. Он ведь мечтает о том, чтобы его и детей исцелил Антихрист. Вокруг было мирно и весело, дышалось привольно, шагалось легко. — меланхолично взывала где-то на опушке леса кукушка. Он прошел мимо зарослей утесника, мимо куп остролиста, поднялся почти к самой вершине и остановился, не зная, очарован он или разочарован: перед ним стоял терновый куст, сплошь усыпанный белым цветом, вблизи похожий уже не на гордого единорога, а на застенчивую деревенскую невесту в свадебном уборе. На обочине он почти сразу же высмотрел остроконечный подорожник: покойная матушка почему-то именно такой подорожник считала наиболее целебным. Для монастыря я взяла железные спицы и рулон белой хлопчатобумажной ткани. Ты не придумал, а я нашла подарок, от которого она будет в восторге. Примерно с месяц после возвращения Сандры и Леонардо Матушка молчала, но все что-то обдумывала, хмуря тонкие бровки, и в конце концов однажды заявилась в дом Бенси «на огонек» и за чаем объявила: — Вот что, дорогие мои. Рыцарь протянул руку и осторожно коснулся нежно-пушистой ветки. Он обмотал палец длинным зеленым листом и вновь зашагал к Камелоту. Для Сонечки я взяла куклу — пусть это будет подарок от прадедушки Ильи. — Хотела взять немного шоколада для детей, но вспомнила, как наш Карлуша отказался от шоколадки и не решилась. Будем детей вашего рыцаря Ланселота сюда перевозить, пускай с нами живут.

играть в автоматы книжка

Недостаточно осторожно коснулся — на его указательном пальце выступила капелька алой крови. Замок короля Артура издали казался маленьким городком, так много башенок и шпилей с флюгерами и штандартами теснилось над его высокими зубчатыми стенами. Подъемный мост через замковый ров был опущен, а железная решетка в воротах поднята, но не гостеприимно, до самого верха, а лишь наполовину. Однако когда сэр Ланселот уже шагал по мосту, мальчики-герольды все же вышли из надвратной башни, подняли трубы и протрубили приветственную мелодию. По поводу применения напалма у меня есть некоторые возражения. Тут у нас, под покровом Матушки Богородицы, можно сказать, рай земной, а им там солнышка не хватает, как и всем людям на обезбоженной земле! Леонардо подумал немного а потом сказал: — Конечно, это было бы замечательно — перевезти в Долину всех детей, и нашего Карла, конечно, тоже. Но только один из них доиграл ее до конца, а второй на середине мелодии вдруг опустил трубу, сделал изящный поклон, развернулся и танцующим шагом удалился в башню. Укорять герольда за недостаток вежливости не имело смысла, ведь это был фантомный мальчик. — А до веселого прошлого с Сандрой у нас было скучное прошлое без Сандры. Чего стоила одна русская печь, которой мы отапливали замок. Помнишь, как этот зверюга любил загорать на площадке надвратной башни, свесив свой хвост прямо в проход? Мне нравится, что я могу прямо сейчас выйти за дверь, спуститься по лестнице и отправиться своим ногами гулять куда вздумается. — Идти и на ходу сочинять, что именно ты увидишь за поворотом? У меня не так развито воображение, ведь это тебя, а не меня воспитала фея Моргана. Я мог бы показать тебе терновый куст, который издали похож на единорога, а вблизи — на невесту. Напалм, безусловно, уничтожает саранчу, но он также губит созревающий урожай и новые посевы. Сандра, не говоря ни слова, кинулась обнимать игуменью. Во дворе замка он никого не встретил, прошел мимо пустой коновязи и старого колодца к донжону и поднялся на второй этаж. — Конечно, у нас в Камелоте в последнее время стало скучновато, но ты вспомни, как весело мы жили раньше, при Сандре! Помнишь, какая тоска была в Камелоте до ее прихода? И куковали мы с тобой вдвоем, как и сейчас, друг король! Лежит этаким котиком и будто никого не замечает, а когда кто захочет пройти в ворота, он только слегка качнет шипастым хвостом — и у любого храбреца вмиг слабеют коленки. — Тогда, может быть, ты выйдешь со мной и проводишь меня хотя бы до леса? — Ты же знаешь, сэр Ланселот, что я король-домосед. — Позволяю тебе удалиться, сэр Ланселот, — быстро и сердито проговорил Артур, и Ланселот, посвистывая, удалился, оставив короля хандрить у потухшего камина. Он сидел в высоком кресле во главе стола заседаний, мрачно склонив прекрасное лицо, и молчал. Обработанные напалмом поля нельзя будет засевать ближайшие два-три года. — Министр продовольствия, у вас есть что послать в эти районы? Во всей Европе продовольствия осталось практически на месяц. — Генерал, применяйте против саранчи вместо напалма водородные бомбы локального воздействия. — И сбрасывайте бомбы в первую очередь на голодающие районы: напалмом эти язвы не выжечь. Я ведь не мог и мечтать продол жить путь в Иерусалим, пока не появились вы с Леонардо и не открыли нам сокровища Бабушкиного Приюта. Учебники и письменные принадлежности для наших детей.